Вы здесь

Мигранты в российской экономике

А.Вишневский,М.Денисенко,Н.Мкртчан,Е.Тюрюканова

Формирование мигрантских сегментов в экономике

Во многих российских регионах, особенно крупных мегаполисах, регионах с динамично растущей экономикой, пограничных областях, мигранты уже заняли определенные экономические ниши, которые постепенно образуют мигрантские сектора в экономике и на рынках труда. Эти ниши образованы рабочими местами, на которых в течение продолжительного времени были заняты исключительно иностранные работники (рис. 1).

Рис. 1. Формирование мигрантского сектора экономики в России, %

Источник: здесь и далее в этом разделе приводятся результаты опроса мигрантов из стран СНГ, проведенного Центром миграционных исследований в июле – сентябре 2008 года и в марте – июне 2009 года в восьми регионах России (Москва и Московская область, Санкт-Петербург и Ленинградская область, Татарстан, Астраханская и Воронежская области, Краснодарский край). Размер выборки – 1575 мигрантов. Выборка целевая с квотными заданиями по странам выезда мигрантов и по их сферам занятости в России.

Труд иностранных работников стал структурообразующим фактором экономики, которая не может эффективно функционировать без привлечения мигрантов. Ниши мигрантской занятости в будущем будут углубляться и расширяться. Это приведет к усилению зависимости этих секторов и экономики в целом от привлечения мигрантов.

Увеличению этой зависимости будет способствовать также грядущий спад численности населения в трудоспособном возрасте. Уже в 2008 году, когда этого спада еще практически не ощущалось, а темпы экономического роста еще не были снижены кризисом, неудовлетворенная потребность в работниках по данным Росстата составила 899 тысяч человек или 2,8% от общего числа рабочих мест. Структура этой потребности по отраслям такова: здравоохранение - 19%, обрабатывающие производства - 16%, операции с недвижимостью - 16%, транспорт и связь - 12%, образование - 9%.

В секторе операций с недвижимостью 5,3% всех рабочих мест были вакантными, в секторе гостиниц и ресторанов – 4,4%; в здравоохранении и социальных услугах – 4,2%; в транспорте и связи – 3,2%.

Посткризисный рост экономики увеличит потребность в рабочей силе, что, при сокращении численности трудовых ресурсов, неизбежно создаст дефицит труда и предопределит необходимость привлечения работников из-за рубежа. Масштабы необходимого привлечения, согласно прогнозам, могут составить более 10 миллионов человек, что может быть реализовано как с помощью развития программ постоянной иммиграции, так и путем расширения каналов временной трудовой миграции и упрощения правил приема для определенных категорий мигрантов, например, высококвалифицированных, либо представителей особо дефицитных профессий.

Теневая занятость мигрантов
Данные опросов показывают, что значительная часть легальных мигрантов (имеющих все необходимые разрешения) и, естественно, все нелегальные заняты в теневом секторе экономики. Доля официально оформленных на работе мигрантов (имеющих трудовой договор), и прежде не слишком высокая, снизилась в период кризиса с 58% в середине 2008 года до 53% в середине 2009 года. Доля имеющих полностью «белую» зарплату снизилась за этот период с 42% до 34%. Таким образом, можно утверждать, что не более 1/3 мигрантов находятся в официальном экономическом пространстве.

Рост теневой занятости в период кризиса - это следствием как желания работодателей сократить свои издержки за счет ухода от налогов, так и ужесточения миграционной политики и увеличения нерегулируемой части миграции.

Доходы и трансферты мигрантов
Считается, что конкурентоспособность трудовых мигрантов, особенно теневых, на российском рынке труда опирается на дешевизну их рабочей силы. Это верно лишь отчасти, потому что более низкая оплата труда – лишь один из аспектов эксплуатации мигрантов.

Теневая занятость может провоцировать понижающее влияние мигрантов на уровень оплаты труда в отраслях их преимущественной занятости, которое при «белых» схемах в основном нивелируется. Распространенные в теневой экономике практики создания рабочих мест с искусственно заниженной ставкой зарплаты «отсекают» местных работников, которые могли бы претендовать на эту работу, если бы она справедливо оплачивалась.

Выборочные опросы мигрантов, проведенные Центром миграционных исследований в сентябре 2008 года и июне 2009 года, а также в предшествовавшие годы, показали, что среднемесячная зарплата мигрантов лишь на 5-10% ниже средней зарплаты по России (табл. 4). В кризис этот разрыв немного увеличился - до 15%.

В табл. 2 приведены полученные в ходе выборочных опросов данные о соотношении зарплат, расходов на жилье и трансфертов мигрантов в расчете на одного человека в месяц.

Соотношение зарплат, расходов на жилье и трансфертов мигрантов
(в расчете на одного человека в месяц)

Средняя зарплата мигрантов
в сентябре 2008 г. - 16970 руб.($670)
средняя зарплата в России - $702

в июне 2009 г. - 15980 руб. ($515)
средняя зарплата в России - $620

Средняя плата за жилье
в октябре 2008 г. - 3995 руб. ($160),
в июне 2009 г. - 3470 руб. ($112)

Среднемесячные трансферты на родину
(посылают более 70% мигрантов)
в октябре 2008 г. - $ 220,
в июне 2009 г. - $ 250

На первый взгляд, доходы мигрантов могут показаться немалыми. Однако при оценке этой цифры следует учитывать, что за эту зарплату мигранты работают в среднем на 20 часов больше, чем граждане России – 60 часовую рабочую неделю, а более 1/3 мигрантов работает 70-часов в неделю и выше, то есть работают по 10 часов в день без выходных. При этом никто не контролирует и другие условия их труда – технику безопасности и т.п.

Феномен спроса на дешевый и непритязательный труд - более сложное экономическое явление, чем обычно представляют. Он, конечно, продиктован стремлением предпринимателей к получению большей прибыли, но нельзя требовать от бизнеса, чтобы он не стремился к прибыли. В то же время использование дешевого труда может быть просто необходимым способом адаптации бизнеса к российским экономическим реальностям, например, ответом на неблагоприятные экономические условия для переживающего период первоначального накопления малого и среднего бизнеса, в котором в основном заняты мигранты, в каких-то случаях – единственной возможностью его выживания.

Со стороны работников согласие работать за пониженную зарплату и на неформальной основе является козырем в конкурентной борьбе за рабочие места между собой и с местными работниками, но использование только местных работников с соблюдением всех требований трудового законодательства может оказаться не по карману для какой-то части отечественного бизнеса.

Все это не оправдывает нарушений миграционного и трудового законодательства, но борьба за соблюдение того и другого не может быть основана только на морализировании. Само это законодательство должно быть более гибким и лучше учитывать интересы обеих сторон – и предпринимательства, и наемного труда.

Структура трудовой миграции по странам происхождения
На протяжении всего постсоветского периода основная масса мигрантов прибывала из стран СНГ, доля которых8 в 2008 году, по официальным данным, составляла 73%. В действительности эта доля может быть еще выше, так как именно мигранты из СНГ преобладают среди «нелегалов».

В связи с изменением характера миграции (переход от репатриации к экономической миграции) меняется и ее структура по странам выхода. В частности, снижается роль Казахстана, для миграции из которого были характерны возвратные потоки выходцев из России, происходит частичная переориентация потоков из западных стран СНГ в сторону Европы. В то же время налицо тенденция роста миграции из стран Средней Азии. Доля этого региона в 2008 году составила половину всей официальной трудовой миграции в Россию и 68% потока из стран СНГ (рис. 2). По сути, сейчас именно эти страны становятся главным регионом СНГ, способным в ближайшее время существенно увеличить трудовую миграцию в Россию, в первую очередь, за счет миграции из Узбекистана, которая составляла в 2008 году четверть всей официальной трудовой миграции в Россию. С 2007 года Узбекистан находится на первом месте в рейтинге стран-доноров, причем миграционный потенциал этой страны еще далеко не реализован.

Image

Рисунок 2. Доля основных стран выхода в структуре трудовой миграции в Россию, %

Источник: данные Федеральной миграционной службы Российской Федерации

Эти изменения сопровождаются изменением этнической структуры мигрантов, а вследствие этого растет культурная дистанция между приезжающими мигрантами и российским населением. Мигранты из стран СНГ все хуже знают русский язык. По результатам опроса Центра миграционных исследований, более 20% мигрантов, находясь в России, общаются в основном на своем языке (рис. 3). Для решения языковых проблем работодатели часто нанимают специальных «бригадиров», которые, кроме непосредственных профессиональных обязанностей, выполняют и функцию посредника/переводчика между работодателем и работником.

Image

Рисунок 3. Основной язык общения трудовых мигрантов в России, % (На каком языке вы в основном разговариваете, когда находитесь в России?)

Источник: выборочный опрос мигрантов, 2008–2009 гг.

Социальный состав трудовых мигрантов
На протяжении последних лет существенно изменился социальный состав приезжающих в Россию трудовых мигрантов. Под влиянием сформированных миграционных сетей миграция становится доступной для тех контингентов населения, которые раньше не могли себе этого позволить из-за отсутствия информации и средств: бедных, выходцев из небольших городов и сел, женщин (хотя в официальной статистике женщины составляют всего 15%, в реальных потоках их доля существенно выше). Поскольку мигранты в основном концентрируются в крупных городах России, их адаптация осложняется не только разницей национальных культур, но и новой для них социальной и культурной средой большого города.

Снижается образовательный уровень трудовых мигрантов. Более 40% приезжающих в РФ мигрантов не имеют профессионального образования и могут заниматься только неквалифицированным трудом.

Указанные тенденции устойчивы и в дальнейшем следует ожидать их сохранения. Культурно более далекие и менее адаптивные мигранты – серьезный вызов миграционной политике, которая должна учитывать происходящие изменения. Российскому обществу неизбежно предстоит измениться и стать более культурно разнообразным, поэтому необходимо заранее выстраивать систему адаптации и интеграции мигрантов, их включения в российский социум - в настоящее время такой системы и соответствующей политики практически не существует.

В целом низкий образовательный и профессиональный уровень привлекаемых сегодня мигрантов не полностью соответствует потребностям модернизирующейся экономики, поэтому в ближайшем будущем России потребуется принять рад мер по разрешению этой проблемы. Среди этих мер могут и должны быть программы приоритетного привлечения высококвалифицированной рабочей силы, однако массовые потоки мигрантов никогда не состоят только из кадров высокой квалификации. Да и массовый спрос на высококвалифицированной, а значит, дорогой труд обеспечить не так просто.

Поэтому необходимо развитие возможностей для переобучения и повышения квалификации определенных категорий мигрантов, в том числе и на принципах сотрудничества государства и бизнеса. В этих целях могут быть использованы высвобождающиеся по демографическим причинам мощности российской системы образования, что, помимо всего прочего, позволит избежать их утраты, решить проблемы трудоустройства преподавателей и т.д.

Продолжительность и периодичность миграции
Хотя принято считать, что трудовая миграция носит временный характер и предполагает возвращение мигранта домой после периода работы в стране назначения, этот период иногда затягивается на многие годы, практически превращая временную трудовую миграцию в постоянную. Другая стратегия – циркулярная миграция, часть которой также смыкается с постоянной миграцией, если мигрант большую часть года проводит в России, уезжая домой лишь в отпуск. По данным опросов, примерно 16% трудовых мигрантов практически постоянно живут в России; 45% выезжают на родину на 1-2-3 месяца, остальную часть года находятся в России. В целом долгосрочной миграционной стратегии придерживается более 60% мигрантов из стран СНГ, а примерно 1/3 ориентированы на постоянное проживание в России. Остальные мигранты приезжают на сезон, либо на конкретную работу.

Тенденции распределения мигрантов по регионам России Трудовые мигранты распределяются по территории страны неравномерно (рис. 4).

Image

Рисунок 4. Распределение трудовых мигрантов по регионам России, тысяч человек

Источник: данные ФМС России

География распределения мигрантов во многом зависит от уровня экономического развития российских регионов. Центральный федеральный округ (ЦФО) привлекает наибольшую долю всех официальных трудовых мигрантов (44%). На втором месте – Уральский федеральный округ, который привлекает около 13% всех официально оформленных мигрантов. 11% иностранцев, получивших разрешение на работу в России, осуществляли трудовую деятельность в Сибирском федеральном округе (СФО), 9, 8 и 7% соответственно - в Приволжском, Северо-Западном и Дальневосточном федеральных округах. Самая низкая по России доля легальной иностранной рабочей силы в 2005-2008 г. отмечалась в Южном федеральном округе – 6,9%, что вызвано сложной экономической ситуацией на Северном Кавказе и наличием там избытка трудовых ресурсов.

Таким образом, пока международная трудовая миграция, помогая решать текущие проблемы сегодняшней российской экономики, не вносит большого вклада в устранение сложившихся диспропорций расселения по территории страны. В то же время она, возможно, несколько ограничивает действие «московского насоса», опустошающее воздействие которого на периферийные регионы России при отсутствии трудовой миграции было бы еще более выраженным.